статьи

Интервью с инструктором Владом Гришиным

- Ты имеешь отношение к проекту СЭН, занимался по его системе. Что она тебе дала? Чем она отличается от других систем преподавания рукопашного боя?

 

- Сначала я занимался в дзюдо. Потом перешел в самбо. Потом бокс. Одним словом, занимался всем тем, чем занимаются молодые люди. Выступал на каких-то соревнованиях. Потом знакомый предложил посмотреть интересную систему. Потренироваться. А поскольку мне всегда тренироваться нравилось, тем более в хорошей компании, согласился. Оказалось, что есть такая прикладная система, которая дает много для реальной жизни. Не только как система боя. Но и как система психологической подготовки. Дает возможность добиваться результатов. Правильно работать с препятствиями. То, что может пригодиться, как в бизнесе, так и в жизни вообще. Этим тренировкам в очень плотном режиме (по три дня по три часа в неделю) я посвятил три года. И в легком режиме еще года два. Многое изучил в комплексе. На улице приходилось применять. Действует крайне эффективно. Сразу замечу, что это были единичные случаи, но эффект был превосходным. Я не могу припомнить, чтобы конфликты, в которых я участвовал по жизни, часто заканчивались физическим контактом. И это тоже благодаря системе. Ты сам знаешь, что, в какой ситуации нужно делать. Иногда лучше уйти. Иногда самому вызвать открытый конфликт. В системе есть отдельные занятия по психологии конфликта.

 

- Расскажи немного про свою работу …


- Занимаясь системой, я познакомился с Дмитрием Жирковым. Так получилось, что начали вместе работать. Это было лет десять назад. У него был охранный бизнес. Теперь это целый холдинг. Личная охрана, охрана объектов, сопровождение грузов. Я управляющий, член правления. Отвечаю за все наши охранные предприятия.

 

- Насколько я знаю, ты из-за травмы меньше уделяешь внимание тренировкам. Чем ты занимаешься сейчас?

 

- Десять лет назад я пришел в парашютный спорт. Сначала в свое удовольствие прыгал. Прошел обучение. Начал заниматься, меня это увлекло. Прошел инструкторские курсы. Вплоть до мастера. Начал выступать на соревнованиях. Сейчас я двукратный рекордсмен по России. Рекордсмен Европы и рекордсмен мира.

 

- А почему именно парашютный спорт? Как в него пришел? Что он для тебя?

 

- Всегда хотел попробовать. В 16-17 лет, сейчас и не вспомню. У меня было одно занятие в парашютной секции. Но по каким-то причинам не сложилось. Это 90-е годы. Не все было просто. А когда занимался системой, она как раз дала мне понимание, того, что есть страх. Откуда он возникает? Что это такое? Как с ним работать? А еще я понял, что есть какие-то вещи, которые надо обязательно попробовать. Потому что уйдет время, и ты будешь вспоминать с сожалением: “Было же время… мог же... “

Поэтому в один из дней я просто собрался и поехал на аэродром. Этому способствовали ряд обстоятельств. С кем-то из тех, кто уже прыгал, мы по работе пересекались. Так я попал туда и втянулся.

Почему парашютный спорт именно экстремальный спорт, потому что в нем есть так называемая “точка невозврата”. Когда ты вышел из самолета, ты вернуться в него уже не можешь. И останешься ли ты жить, зависит от того, насколько правильно ты будешь действовать. Есть еще дайверы, которые ныряют в пещерах. Они тоже когда заныривают и переплывают из одной пещеры в другую, либо доплывут, либо нет. Вернуться уже невозможно после определенного момента.


Так вот, человек к жизни в воздухе не приспособлен. Поэтому, когда человек выходит из высоко летящего самолета, организм его готовится умереть. Вырабатывается огромное количество эндорфинов. Это обезболивающие вещества, которые готовят человека к получению травмы не совместимой с жизнью. Поэтому у человека наступает эйфория он кайфует.


Привыкает ли человек к прыжкам? Проводились исследования. С замерами давления, «до» и «после». Со временем, человек безусловно привыкает. Но все равно… У меня больше тысяча прыжков. И иногда бывает достаточно… волнительно перед очередным прыжком. Я это так называю. Вообще бояться - нормально. Если человек не боится, скорее всего у него что-то с головой… Об этом же говорят эксперты высшей категории, имеющие огромный опыт прыжков и мировую славу.


А еще… Когда-то я очень хотел кататься на мотоцикле.  Я прошел обучение. Купил себе мотоцикл. Три сезона откатался. Получил огромное удовольствие, но понял, что не мое. На этом тему закрыл. Я это вспомнил тоже относительно занятий системой. Она прививает умение добиваться того, что ты хочешь. Не откладывая в долгий ящик. А потом ты сам уже решаешь, твое это или нет. Сейчас я на мотоцикле не катаюсь, продал его. А парашютный спорт, это мое.


- А что нравится в этом спорте?

 

- Профессиональный рост. Это очень интересно. Меня это учит работать в критических ситуациях. И это тоже соотносится с системой. Изначально я этому там научился. Работать в критических ситуациях, в любых условиях, в любую погоду. В любое время дня и ночи. В любом состоянии. Раненый, уставший. Не важно, какие у тебя противники. Сколько их. Что они используют. Что ты используешь. Всему этому система учит. Быстро реагировать на происходящие изменения. Когда в прямом смысле от твоих действий зависит твоя жизнь. А в парашютном спорте, когда ты вышел из самолета, за определенное количество времени ты должен сделать определенные действия. Одно из его направлений, это так называемые “большие форматы”. Когда одновременно в воздухе собираются большие группы людей (мировой рекорд четыреста с чем-то).


Я тоже участвовал в установлении рекорда. Нас было 114 человек в воздухе. Перестраиваясь, одновременно мы сделали три фигуры. То есть, ты выходишь из самолета и на все у тебя есть минута свободного падения. У тебя и еще у ста таких же… «интересно мыслящих людей». И вот за этот короткий промежуток времени они должны выполнить определенную задачу. А выполнить ее реально сложно. В том числе и физически. А после этого еще и выжить. Это меня заводит. И есть определенные высоты в этом виде спорта, которые можно штурмовать.


Все задачи постоянно меняются. Мы каждую задачу отрабатываем на земле малыми группами. А потом реализуем в воздухе. А на следующий прыжок ставится уже другая задача. И ты учишься соображать в экстремальных ситуациях максимально быстро. Максимальная высота, с которой я прыгал, 5800 метров.
 

- А о чем-то подумать успеваешь за время прыжка?


- Когда сидишь в самолете до момента выхода, еще о чем-то думаешь. А когда уже приготовился, в этот момент я полностью выключаюсь. Выхожу, я думаю только о задании. Я ничего не замечаю, что происходит вокруг. Ни на погоду, ни на красоту не обращаю внимание… Это работа. Когда уже разбегаешься в небе, вокруг тебя много народу, это тоже работа. Надо соизмерять скорость, дистанцию, чтобы ни с кем не столкнуться. Когда открываешься, вокруг тебя тоже толпа народа, только уже с парашютами. Тоже надо быть внимательным.


Иногда бывают моменты… Когда открываешься рядом со стеной облака. И летишь рядом с облаком, зависнув. Это незабываемые впечатления. Мы все время снимаем на видео. У меня камера на шлеме постоянно. Каждый прыжок можно пересмотреть. Тоже интересно. Бывают красивые моменты.


… А еще про парашютный спорт… Там очень интересные люди собрались. Своя закрытая тусовка, своеобразная. Все люди разные. С разных структур. Творческие. Разного возраста и социального положения. Всех это объединяет. Очень приятно, что когда ты находишься на аэродроме, ты как будто в своем закрытом мире. А за забором абсолютно другая жизнь. Парашютный спорт меня спасал одно время. Я уезжая туда на выходные, в прямом смысле проветривался. Выдувало все ненужное, что накапливалось за рабочую неделю. Очень помогает. Хорошие люди, хорошая компания. Приятно общаться…

 

- Спасибо.

  • YouTube Social  Icon
  • Facebook Social Icon
  • Instagram Social Иконка
  • Vkontakte Social Иконка

© 2018 система эффективного насилия

  • Иконка телефона
  • Иконка почты
  • telegram
  • whatsapp